Remkomplekty.ru

IT Новости из мира ПК
8 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

В чем состоит закон ускорения ритма истории

Закон ускорения истории: определение, примеры. Исторические события

Ключевыми звеньями структуры общества являются социальные роли и статусы индивидов. Их число, порядок распределения, характер взаимной зависимости определяют содержание конкретной социальной системы.

Древнее общество по своей структуре существенно отличается от современного. Скорость исторических событий постепенно увеличивалась. В результате сокращались периоды существования той или иной социальной системы. Исследователи объясняют этот феномен действием закона ускорения истории. Как проявляется эта закономерность? Узнаем об этом из статьи.

Социальная структура

Ее можно представить следующим образом. На плоскости можно разместить множество скрепленных между собой пустых ячеек. Каждая из них будет соответствовать определенному социальному статусу. В древнем обществе их было довольно мало: женщина, мужчина, жена, муж, воин, охотник, вождь, старик. Структура современного социума сложнее. В ней только профессиональных статусов насчитывается несколько сотен тысяч, огромное число семейно-родственных отношений (сноха, деверь, тетя, дядя и пр.), сотни экономических, политических, религиозных связей. За каждым языком, используемым на планете, стоит определенная этническая группа: племя, нация, народность.

Когда каждая ячейка окажется заполненной, каждому статусу будет соответствовать социальная группа. Сегодня в мире миллионы инженеров, врачей, водителей и пр.

При сравнении количества статусов структуры современного и древнего общества можно увидеть огромный прогресс человечества.

Статусный портрет

Им называют совокупность статусов, существующих в социуме в конкретный период в определенной стране. Как уже говорилось выше, в первобытном обществе было мало статусов. Структура социума постоянно развивается. Вследствие определенных исторических событий одни статусы приходят на смену другим. К примеру, в России до 1917 г. существовали дворяне. После революции этот класс перестал существовать.

Статусный портрет и общества, и конкретного индивида изменяется во времени. Усложнение социальной структуры обуславливается в первую очередь разделением труда. Его можно считать движущей силой научно-технического и общественного прогресса.

Чем ближе общество к современной эпохе, тем больше в нем статусов. Возникают новые профессии, отношения, блага, технологии, потребности. Одни процессы стимулируют возникновение других.

Как проявляется закон ускорения истории?

Анализируя эволюцию социальных структур, разные стадии, которые проходила цивилизация, исследователи выявили несколько закономерностей. Одной из них является з акон ускорения истории. Определение этой тенденции можно дать следующее. На каждую следующую стадию развития человечеству необходимо времени меньше, чем на предыдущую.

Проще говоря, происходит своего рода уплотнение времени.

Закон ускорения истории: примеры

Если посмотреть на длительность этапов, можно заметить, что эпоха капитализма была короче феодализма, а он, в свою очередь, длился меньше рабовладения. Период существования доиндустриального общества был более продолжительным, чем индустриального. Дольше всех существовал первобытнообщинный строй – несколько сотен тысяч лет. По закону ускорения истории каждая следующая фаза короче предыдущей в 3-4 раза.

Исследователи, изучающие развитие общества по памятникам, найденным при раскопках, тоже вывели эту закономерность. Каждая фаза человеческой эволюции называется исторической эпохой. Археологи выяснили, что каменный век, в котором выделяют эпохи палеолита, мезолита, неолита, оказался более продолжительным, чем век металла, состоящий из бронзовой и железной эпох.

Следовательно, в чем заключается закон ускорения истории? Закономерность состоит в том, что чем ближе к современной эпохе, тем сильнее сжимается спираль времени; общество развивается динамичнее, быстрее.

Технический прогресс

Его темпы постоянно увеличивались, что очередной раз доказывает существование закона ускорения истории .

Примерно 2 млн лет назад человек создал первые орудия труда. С момента их возникновения начался технический прогресс. Приблизительно 15 тыс. лет назад древние люди стали рисовать на стенах, проводить культовые обряды. Около 8000 лет назад человек перешел от собирательства и охоты к скотоводству и земледелию. Примерно 6 тыс. лет назад начали создаваться города, появились ремесла, стали формироваться социальные классы.

250 лет назад прошла индустриальная революция. После нее начали появляться промышленные предприятия, фабрики, заводы. Сегодня человек активно использует компьютерные технологии, термоядерную энергию и пр.

Неравномерность развития

Закон ускорения истории позволяет по-новому посмотреть на многие привычные явления и вещи, а именно на изменение статусного портрета общества.

Динамика преобразований связана с изменчивостью структуры общества и техническим прогрессом. В качестве механизма развития выступает разделение труда. Оно же является и механизмом социального прогресса. Возникновение новых отраслей привело к появлению новых статусов в обществе.

Рассмотрим, например, две державы – Россию и Францию. В XVIII в. они находились приблизительно на одной ступени развития. Следовательно, в социальной структуре этих стран примерно одинаковое количество статусов. А если, к примеру, взять Монголию в тот же исторический период, то можно отметить, что ее статусный портрет существенно отличается от социальной структуры России и Франции. В XVIII в. в Монголии только начала развиваться феодальная система.

Формально все эти три страны находились в одной исторической эпохе. Однако в действительности монгольское общество находилось на уровне развития XII в. Соответственно, реальное и формальное время различаются. О любом обществе, отставшем в развитии, можно говорить так же.

На основании сведений о совокупности незаполненных ячеек в социальной структуре можно установить реальный период, в котором находится социальная структура, ее уровень развития. Проще говоря, можно определить, в своей ли эпохе живет общество.

Выводы

Закон ускорения истории показывает, кроме прочего, неравномерность развития различных социальных структур. Далеко не все общества формируются одинаково и в одно время проходят те или иные этапы становления. В ходе исследований можно выявить уровень исторического отставания конкретной страны в конкретный исторический период.

Заключение

Социальная структура, как и статусный портрет конкретного индивида, неповторима. Ее изучение позволяет выяснить практически все о конкретной цивилизации: уровне культурного, экономического, технического, политического развития в определенный период времени.

При сравнении статусных портретов разных цивилизаций можно сделать немало интересных открытий. Более того, можно выявить причины отставания или наоборот стремительного развития конкретного общества. К примеру, становление Древнерусского государства было существенно замедленно установлением татаро-монгольского ига.

Эти сведения, в свою очередь, помогают выявить слабые места в развитии современного передового общества, определить приоритетные направления технического и культурного совершенствования человеческой цивилизации. Вся эта информация, безусловно, пригодится потомкам.

Закон ускорения истории: определение, примеры, доказательство и опровержение

Часто ли вы слышите фразу: «Время стало лететь быстрее. Вот раньше я успевал все сделать, а сейчас раз, два — и день закончился». Удивительно, но ученые нашли доказательство тому, что цикл человеческого развития действительно ускорился. А объяснение всему этому – закон ускорения истории. И если рассматривать не человечество в целом, а каждого индивидуума в отдельности, то эти правила будут применимы и для короткой людской жизни.

Определение

Многие школьники заваливаются на экзамене, услышав вопрос: «Что такое закон ускорения истории?». По обществознанию эту тему проходят в восьмом классе, политологией занимаются уже в институтах. Поможем ученикам и разберемся, как дать правильный ответ.

Социальное общество, подобно фабрике, постоянно наращивает темпы производства. Со времен первобытных людей мы куда-то стремимся, что-то открываем и находим. Изучая историю нашего мира, ученые пришли к очень забавному выводу. Оказывается, что каждая новая стадия развития человечества проходит намного быстрее, чем предыдущая. Это и есть закон ускорения истории.

Вспомните, что по временным рамкам капитализм был короче феодализма, который просуществовал почти 3 века, он в свою очередь был короче рабовладения. Подтверждение этому дают и археологи, изучавшие структуру земляных слоев. Они указывают на то, что самым продолжительным этапом человечества был первобытный строй, покоривший людей на два миллиона лет.

Выведем конкретное понятие о том, что такое закон ускорения истории. Определение звучит так: каждая последующая стадия человечества намного короче предыдущей.

Пример №1

Рассмотрим конкретные случаи нашей жизни. Повсеместно мы можем встретить закон ускорения истории. Примеры спрятаны в современном мире. Негласно его называют эпохой информации. Вот проследите тенденцию: сколько информации было доступно человеку 20 лет назад? Этот период большинство из нас очень хорошо помнят. По телевизору шел один канал, газеты приносили два раза в неделю, а в очередях в магазин обсуждались самые горячие сплетни города.

Что изменилось сегодня? За каких-то 20 лет, что в переводе на человеческую историю маленькая песчинка, поток информации удвоился в 120 раз. Не просто в два раза больше, а в 120 раз больше! И это еще не все. Такая тенденция продлится и дальше, и каждых 20 месяцев количество обрушиваемой на нас информации будет пропорционально увеличиваться вдвое.

Читать еще:  Температура железа пк

Таким образом, можно предположить, что будет через 100 лет с нами. Количество всевозможных данных, поступаемых в мозг человека, увеличится в 1200 раз! Он или взорвется, или превратится в киборга.

Пример №2

С каждой эпохой появляются новые изобретения, орудие труда и оружие. Так, существующее в первобытном строе орудие под названием чоппер (сделанное из специально обработанной гальки) прослужило миллионы лет. А мы на протяжении жизни можем усовершенствовать лопату в несколько раз.

Новый мир составляет лишь одну тысячную часть (0,001) всемирной истории. Это крошечный этап, за время которого произошло невероятное количество социальных, культурных, экономических и политических изменений.

Доказательства

Доказательствами реального существования этого понятия является то, как проявляется закон ускорения истории. Наши бабушки и дедушки, родившиеся в начале 20 века, пережили огромное количество событий. Первая мировая война, распад огромных империй, перестрой общества, Вторая мировая война, индустриальный рывок, технологический прорыв, снова распад общества. Сейчас мир находится на грани, может развязаться новая масштабная война. За прошедшие сто лет на планете прошло три этапа развития цивилизации: аграрная, индустриальная и постиндустриальная. А это 4 поколения.

А что было раньше? Кроманьонцы существовали 1600 поколений, после них еще 1200 жили, не выходя из пещер. Эпоху письменности пережило 240 поколений, а книги печатали уже 22.

Укорачивается и время, проведенное между первым изобретение предмета и его реальным использованием в жизни. Так, бумагу придумали в Китае, но писать на ней стали лишь 1000 лет спустя. Первый паровой двигатель был запущен в 1868 году. Но он был слишком мал, и 80 лет люди не могли придумать, что же с ним сделать, прежде чем он стал основой для движения машин. Телефон разрабатывался 50 лет, самолет — 20, транзистор — 3, а факс стали использовать уже через 3 месяца после первого проекта. Разве это не закон ускорения истории?

Опровержение №1

С развитием общества в прошлом все понятно. Доказательств более чем достаточно о том, как проявляется закон ускорения истории. Но что ждет человечество в дальнейшем? Что такое должно произойти, чтобы мы перешли на более совершенный уровень? Или все-таки апокалипсис – это правда? На эти и другие вопросы ответить сложно, и в связи с этим возникает множество спорных моментов.

Мы говорим о развитии человечества, оперируя теми данными, которые имеет наука на сегодняшний день. Но все это касается лишь небольшой части мира – Западные страны, в том числе Северная Америка, и частично центральная Европа, и некоторые страны Азии. Большинство государств на карте мире находятся на уровне первобытных понятий о достижениях научного прогресса. Им впихивают технологии, но не показывают, как ими управлять. Им дают деньги на разработку вакцин от смертельных болезней, а 80 % населения мира не умеет даже читать.

Многие ученые твердят, что закон ускорения истории — это всего лишь занавес, с помощью которого проще изъясняться и объяснять неведомое. Темп изменения – это величина постоянная, если сравнивать ее не с краткими десятилетиями, а с веками медленной эволюции.

Опровержение №2

Закон ускорения истории – это отличная тема для философов. Размышляя над прошлым, можно спрогнозировать или предположить, к чему придет человечество в будущем. Академик Сергей Капица в одной из последних своих статей поднимает вопрос о том, почему нам кажется, что время начинает двигаться быстрей.

По его мнению, все зависит от количества людей на планете. Так, в период палеолита на Земле жило около 100 тысяч человек. Эпоха длилась миллион лет. Сколько из этих тысяч людей были гениями? 2, 3 или 10, что могли придумать что-то совершенно новое? А сколько людей живет сейчас? Семь миллиардов! Сто тысяч – это лишь население небольшого городка. Какой процент одаренных людей приходится на наш век? Поэтому нам кажется, что процесс развития идет быстрее.

В ожидании нового

История нам упрямо твердит, что вот-вот должно что-то измениться. Раз сократилось время перехода на новый уровень, значит, логически нужно предположить, что он наступит совсем скоро. Интересно знать, что будет через 100 лет? Изменится ли планета?

Когда-то в 70-х годах прошлого века один ученый вывел формулу демографического прибавления населения на Земле. Согласно этим данным, нас должно было быть к 2010 году 10 миллиардов. Но эпидемии и пандемии забирают сотни жизней, чтобы хоть как-то уровнять шаткое равновесие природы. Возможно, мы уже на пути к чему-то новому, к новой жизни и новым проблемам. Как известно, прирост населения уже не такой резкий, как 10 лет назад, он стабилизировался, а значит, определенный этап перехода уже состоялся.

Ускорение ритма истории

Другая важнейшая особенность социального прогресса — возрастание его темпов, или, по образному выражению ученого Б.Ф. Поршнева, «ускорение ритма истории», которое придает особую динамичность и стремительность поступательному развитию общества в современную эпоху в ее сопоставлении с прошлыми.

Причина «ускорения ритма истории», конечно, не сводится лишь к увеличению численности мирового населения. Численность населения должна быть умножена на его активную вовлеченность в историческую деятельность, на его образованность, производительность труда, на политическую сознательность. И в этом отношении современная эпоха также не имеет себе равных в истории. Ускорение социального прогресса — это кумулятивное следствие, слагаемое многих объективных факторов, действующих в истории: наряду с возрастанием роли народных масс и демократизацией общественной жизни они включают в себя раскрепощение личности и увеличение ее свободы, накопление научных знаний и рост технического могущества человека по отношению к природе, вовлечение все более широкого круга народов в международное общение и обмен результатами своей деятельности, интернационализацию социально-экономических, политических и культурных процессов.

По насыщенности политическими событиями и социальными преобразованиями, экономическими переменами и технологическими нововведениями, по интенсивности международного обмена деятельностью в сфере науки и культуры каждый год на исходе XX века смело может быть приравнен к десятилетию в XIX веке, к столетию в средневековье и в античности, к тысячелетию в глубокой древности. В этом уплотнении исторического времени, в сопоставлении с его хронологическими рамками, то есть в «ускорении ритма истории», с очевидностью проявляется стремительное возрастание темпов социального прогресса в ходе поступательного развития цивилизации на нашей планете. Благодаря этому ускорению социального прогресса мир уже в первой четверти следующего столетия будет еще более разительно отличаться от того, в котором мы сейчас живем, чем наш мир отличается от того, каким он был еще в начале XX века, а последнее — от средневековья. В предстоящие 20—30 лет, как мы вправе ожидать, будет сделано больше научных открытий и технических изобретений, произойдет больше социальных преобразований и экономических перемен, значительных политических событий и изменений в сфере культуры, чем их было за предшествовавшее нашему столетие.

Пределы роста и стимулы развития

При «проекции в будущее» современных закономерностей и тенденций реального исторического процесса нередко напрашиваются вопросы: как долго может продолжаться ускорение социального прогресса? Разве не существуют в обозримом будущем абсолютные, физические пределы для роста населения и экономического развития, для промышленного производства, наконец, для интеллектуальной и психологической способности человека приспособиться к процессу стремительных изменений в окружающем его мире? Многие ученые (как естествоиспытатели, так и обществоведы), особенно на Западе, отвечая на подобные вопросы, склонны утверждать, что такие пределы существуют, причем не в столь уж отдаленном будущем. Экстраполируя в будущее статистические данные о росте потребления невозобновимых природных ресурсов и загрязнении окружающей среды, они полагают, что уже в начале следующего столетия, самое позднее к его середине экономическое развитие человечества исчерпает себя: либо развитие будет сознательно ограничено, прекращено, либо завершится экологической катастрофой в глобальном масштабе.

К таким более или менее категорическим выводам в начале 70-х годов пришли в своих докладах Римскому клубу многие авторитетные специалисты на основании разработанных ими глобальных моделей. Сформулированная ими концепция «пределов роста» получила широкое распространение на Западе и до сих пор пользуется определенной популярностью в своих различных модификациях. Основной методологический порок подобных моделей, как и покоящейся на них концепции «пределов роста», состоит в том, что, экстраполируя, формально распространяя на будущее современные тенденции экономического, научно-технического и демографического роста, они не учитывают того обстоятельства, что накопление количественных изменений не может не сопровождаться перерывом в постепенности, скачками, коренными качественными изменениями. Для сторонников концепции «пределов роста» всякое новое качество в общественном развитии (даже если они его признают) — не что иное, как возведенное в п-ю степень, гипертрофированное количество. Тем самым проблема поступательного развития оказывается подмененной проблемой экспоненциального роста с вытекающими из него «пределами». Иначе говоря, экстенсивный рост, будь то экономики или населения заслоняет и игнорирует интенсивное развитие общества в целом.

Читать еще:  Угловое ускорение кривошипа

Конечно, экспоненциальный рост того или иного конкретного процесса не может продолжаться бесконечно, он имеет свои пределы (хотя остается открытым для обсуждения вопрос о том, какой характер носят эти пределы, когда и на каком уровне они могут быть достигнуты в каждом конкретном случае). Однако подлинная проблема перспектив социального прогресса и будущего человечества лежит совсем в иной плоскости, ибо количественный рост и развитие как в природе, так и в обществе (включающее в себя переход от одного качественного состояния к другому) — отнюдь не тождественные процессы.

В этом легко убедиться, обратившись за примерами к неорганическому миру. Так, добыча и потребление отдельных видов минерального сырья, энергии и других природных ресурсов действительно не могут бесконечно возрастать в геометрической прогрессии, как не может продолжаться загрязнение окружающей среды, уже сейчас принявшее угрожающие размеры. Однако ссылки на ограниченность природных ресурсов — отнюдь не довод против экономического развития и социального прогресса.

Социальный, экономический и технический прогресс на протяжении всемирной истории в своих эволюционной и революционной формах постоянно преодолевал подобные «физические пределы». Совершенствование орудий труда и методов производства постоянно расширяет рамки экономического роста, а технологические революции создают совершенно новые, не существовавшие прежде сферы экономической деятельности, не только умножают уже известные природные ресурсы, делая их доступными для практического использования человеком, но и превращают в ресурсы то, что прежде ими не являлось. Благодаря научно-технической революции в современную эпоху систематическое внедрение новых научных открытий и технических изобретений позволяет рассматривать проблему обеспеченности экономического развития природными ресурсами в совершенно иной плоскости, чем в недавнем еще прошлом.

Уже эти общие теоретические соображения заставляют диалектически воспринимать саму проблему наличия определенных «пределов» для экспоненциального роста в природе и обществе.

Как это ни парадоксально на первый взгляд, существование определенных «пределов роста» является необходимой предпосылкой для развития. В самом деле, если бы не было пределов для размножения примитивных биологических организмов, то в этом случае стал бы невозможен и естественный отбор, а следовательно, биологическая эволюция. Любые более высокоорганизованные биологические организмы, если бы они и возникли в результате мутаций, просто захлебнулись бы в океане примитивных форм жизни, поскольку скорость размножения последних неизмеримо выше, чем у первых.

Аналогичным образом обстоит дело и с социальным прогрессом. Всемирная история подтверждает, что наличие определенных «пределов» для экстенсивного роста служит скорее объективным стимулом для общественного развития, чем его тормозом. Например, если бы не существовало пределов для охоты и собирательства, человечество, возможно, и поныне пребывало на примитивной ступени присвоения готовых продуктов природы; во всяком случае, его переход к земледелию и скотоводству задержался бы на тысячелетия. Если бы у людей было вдоволь древесного угля, то это, несомненно, замедлило бы переход к использованию минерального топлива, затруднило бы распространение целого ряда технических изобретений. Если бы не было определенных пределов для человеческой памяти и физических ограничений в устной коммуникации между людьми, то это, по всей вероятности, замедлило бы изобретение письменности и книгопечатания, развитие технических средств массовой коммуникации, а ограниченные способности человека производить математические операции в уме и на бумаге в конечном счете стимулировали создание компьютеров.

Нет веских оснований опасаться замедления социального прогресса и вследствие мнимой «психической и умственной неспособности человека» освоить и выдержать стремительно нарастающий поток новых знаний и приспособиться ко всякого рода нововведениям в обществе. Интеллектуальный прогресс человечества состоял, в частности, в том, что все больший объем знаний оно способно вмещать во все меньшее количество информации, дополняя свою естественную память искусственной благодаря изобретению письменности, книгопечатания, а теперь компьютеров и видеозаписи.

Мозг отдельного среднего человека обладает колоссальной информационной емкостью: специалисты считают, что человеческая память способна содержать примерно 10 млрд бит информации, иначе говоря, вместить в себя 500 многотомных «Британских энциклопедий». Это означает, что человек будущего при правильном воспитании и образовании, если он разумно распорядится своей памятью, может обладать общеобразовательными знаниями в объеме десятков энциклопедий по самым разным областям науки и культуры в сочетании с аналогичной по объему профессиональной компетентностью в самой сложной специальности. В его памяти сохранится достаточно места и для свободного владения несколькими иностранными языками, а также для информации, связанной с повседневным бытом, с различными увлечениями и другими повседневными жизненными потребностями, какими бы разносторонними они ни были. Кроме того, в его распоряжении будут персональный компьютер, возможность немедленного обращения к колоссальной памяти, накопленной человечеством в библиотеках, музеях, суперкомпьютерах и т.п. Эти научно установленные факты свидетельствуют, что ни о каких пределах, тем более исчерпании интеллектуальных способностей человека, в обозримом будущем не может быть и речи.1

Ускорение ритма истории

Другая важнейшая особенность социального прогресса — возрастание его темпов, или, по образному выражению ученого Б.Ф. Поршнева, «ускорение ритма истории», которое придает особую динамичность и стремительность поступательному развитию общества в современную эпоху в ее сопоставлении с прошлыми.

Причина «ускорения ритма истории», конечно, не сводится лишь к увеличению численности мирового населения. Численность населения должна быть умножена на его активную вовлеченность в историческую деятельность, на его образованность, производительность труда, на политическую сознательность. И в этом отношении современная эпоха также не имеет себе равных в истории. Ускорение социального прогресса — это кумулятивное следствие, слагаемое многих объективных факторов, действующих в истории: наряду с возрастанием роли народных масс и демократизацией общественной жизни они включают в себя раскрепощение личности и увеличение ее свободы, накопление научных знаний и рост технического могущества человека по отношению к природе, вовлечение все более широкого круга народов в международное общение и обмен результатами своей деятельности, интернационализацию социально-экономических, политических и культурных процессов.

По насыщенности политическими событиями и социальными преобразованиями, экономическими переменами и технологическими нововведениями, по интенсивности международного обмена деятельностью в сфере науки и культуры каждый год на исходе XX века смело может быть приравнен к десятилетию в XIX веке, к столетию в средневековье и в античности, к тысячелетию в глубокой древности. В этом уплотнении исторического времени, в сопоставлении с его хронологическими рамками, то есть в «ускорении ритма истории», с очевидностью проявляется стремительное возрастание темпов социального прогресса в ходе поступательного развития цивилизации на нашей планете. Благодаря этому ускорению социального прогресса мир уже в первой четверти следующего столетия будет еще более разительно отличаться от того, в котором мы сейчас живем, чем наш мир отличается от того, каким он был еще в начале XX века, а последнее — от средневековья. В предстоящие 20—30 лет, как мы вправе ожидать, будет сделано больше научных открытий и технических изобретений, произойдет больше социальных преобразований и экономических перемен, значительных политических событий и изменений в сфере культуры, чем их было за предшествовавшее нашему столетие.

Пределы роста и стимулы развития

При «проекции в будущее» современных закономерностей и тенденций реального исторического процесса нередко напрашиваются вопросы: как долго может продолжаться ускорение социального прогресса? Разве не существуют в обозримом будущем абсолютные, физические пределы для роста населения и экономического развития, для промышленного производства, наконец, для интеллектуальной и психологической способности человека приспособиться к процессу стремительных изменений в окружающем его мире? Многие ученые (как естествоиспытатели, так и обществоведы), особенно на Западе, отвечая на подобные вопросы, склонны утверждать, что такие пределы существуют, причем не в столь уж отдаленном будущем. Экстраполируя в будущее статистические данные о росте потребления невозобновимых природных ресурсов и загрязнении окружающей среды, они полагают, что уже в начале следующего столетия, самое позднее к его середине экономическое развитие человечества исчерпает себя: либо развитие будет сознательно ограничено, прекращено, либо завершится экологической катастрофой в глобальном масштабе.

Читать еще:  Инфо о железе

К таким более или менее категорическим выводам в начале 70-х годов пришли в своих докладах Римскому клубу многие авторитетные специалисты на основании разработанных ими глобальных моделей. Сформулированная ими концепция «пределов роста» получила широкое распространение на Западе и до сих пор пользуется определенной популярностью в своих различных модификациях. Основной методологический порок подобных моделей, как и покоящейся на них концепции «пределов роста», состоит в том, что, экстраполируя, формально распространяя на будущее современные тенденции экономического, научно-технического и демографического роста, они не учитывают того обстоятельства, что накопление количественных изменений не может не сопровождаться перерывом в постепенности, скачками, коренными качественными изменениями. Для сторонников концепции «пределов роста» всякое новое качество в общественном развитии (даже если они его признают) — не что иное, как возведенное в п-ю степень, гипертрофированное количество. Тем самым проблема поступательного развития оказывается подмененной проблемой экспоненциального роста с вытекающими из него «пределами». Иначе говоря, экстенсивный рост, будь то экономики или населения заслоняет и игнорирует интенсивное развитие общества в целом.

Конечно, экспоненциальный рост того или иного конкретного процесса не может продолжаться бесконечно, он имеет свои пределы (хотя остается открытым для обсуждения вопрос о том, какой характер носят эти пределы, когда и на каком уровне они могут быть достигнуты в каждом конкретном случае). Однако подлинная проблема перспектив социального прогресса и будущего человечества лежит совсем в иной плоскости, ибо количественный рост и развитие как в природе, так и в обществе (включающее в себя переход от одного качественного состояния к другому) — отнюдь не тождественные процессы.

В этом легко убедиться, обратившись за примерами к неорганическому миру. Так, добыча и потребление отдельных видов минерального сырья, энергии и других природных ресурсов действительно не могут бесконечно возрастать в геометрической прогрессии, как не может продолжаться загрязнение окружающей среды, уже сейчас принявшее угрожающие размеры. Однако ссылки на ограниченность природных ресурсов — отнюдь не довод против экономического развития и социального прогресса.

Социальный, экономический и технический прогресс на протяжении всемирной истории в своих эволюционной и революционной формах постоянно преодолевал подобные «физические пределы». Совершенствование орудий труда и методов производства постоянно расширяет рамки экономического роста, а технологические революции создают совершенно новые, не существовавшие прежде сферы экономической деятельности, не только умножают уже известные природные ресурсы, делая их доступными для практического использования человеком, но и превращают в ресурсы то, что прежде ими не являлось. Благодаря научно-технической революции в современную эпоху систематическое внедрение новых научных открытий и технических изобретений позволяет рассматривать проблему обеспеченности экономического развития природными ресурсами в совершенно иной плоскости, чем в недавнем еще прошлом.

Уже эти общие теоретические соображения заставляют диалектически воспринимать саму проблему наличия определенных «пределов» для экспоненциального роста в природе и обществе.

Как это ни парадоксально на первый взгляд, существование определенных «пределов роста» является необходимой предпосылкой для развития. В самом деле, если бы не было пределов для размножения примитивных биологических организмов, то в этом случае стал бы невозможен и естественный отбор, а следовательно, биологическая эволюция. Любые более высокоорганизованные биологические организмы, если бы они и возникли в результате мутаций, просто захлебнулись бы в океане примитивных форм жизни, поскольку скорость размножения последних неизмеримо выше, чем у первых.

Аналогичным образом обстоит дело и с социальным прогрессом. Всемирная история подтверждает, что наличие определенных «пределов» для экстенсивного роста служит скорее объективным стимулом для общественного развития, чем его тормозом. Например, если бы не существовало пределов для охоты и собирательства, человечество, возможно, и поныне пребывало на примитивной ступени присвоения готовых продуктов природы; во всяком случае, его переход к земледелию и скотоводству задержался бы на тысячелетия. Если бы у людей было вдоволь древесного угля, то это, несомненно, замедлило бы переход к использованию минерального топлива, затруднило бы распространение целого ряда технических изобретений. Если бы не было определенных пределов для человеческой памяти и физических ограничений в устной коммуникации между людьми, то это, по всей вероятности, замедлило бы изобретение письменности и книгопечатания, развитие технических средств массовой коммуникации, а ограниченные способности человека производить математические операции в уме и на бумаге в конечном счете стимулировали создание компьютеров.

Нет веских оснований опасаться замедления социального прогресса и вследствие мнимой «психической и умственной неспособности человека» освоить и выдержать стремительно нарастающий поток новых знаний и приспособиться ко всякого рода нововведениям в обществе. Интеллектуальный прогресс человечества состоял, в частности, в том, что все больший объем знаний оно способно вмещать во все меньшее количество информации, дополняя свою естественную память искусственной благодаря изобретению письменности, книгопечатания, а теперь компьютеров и видеозаписи.

Мозг отдельного среднего человека обладает колоссальной информационной емкостью: специалисты считают, что человеческая память способна содержать примерно 10 млрд бит информации, иначе говоря, вместить в себя 500 многотомных «Британских энциклопедий». Это означает, что человек будущего при правильном воспитании и образовании, если он разумно распорядится своей памятью, может обладать общеобразовательными знаниями в объеме десятков энциклопедий по самым разным областям науки и культуры в сочетании с аналогичной по объему профессиональной компетентностью в самой сложной специальности. В его памяти сохранится достаточно места и для свободного владения несколькими иностранными языками, а также для информации, связанной с повседневным бытом, с различными увлечениями и другими повседневными жизненными потребностями, какими бы разносторонними они ни были. Кроме того, в его распоряжении будут персональный компьютер, возможность немедленного обращения к колоссальной памяти, накопленной человечеством в библиотеках, музеях, суперкомпьютерах и т.п. Эти научно установленные факты свидетельствуют, что ни о каких пределах, тем более исчерпании интеллектуальных способностей человека, в обозримом будущем не может быть и речи.1

В чем состоит закон ускорения ритма истории

Другая важнейшая особенность социального прогресса — возрастание его темпов, или, по образному выражению историка и социолога Б. Ф. Поршнева, «ускорение ритма истории», которое придает особую динамичность и стремительность поступательному развитию общества в современную эпоху. Скорость и радикальность социального обновления — результат прежде всего возрастания численности населения. Такого количества людей просто физически не существовало в древности. Согласно демографическим данным, в неолите население всего земного шара едва превышало 25 млн человек, оно достигло 220 млн к началу нашей эры и миллиарда — в начале XIX века.

Причина «ускорения ритма истории», конечно, не сводится лишь к увеличению численности мирового населения. Численность населения должна быть умножена на его активную вовлеченность в историческую действительность, на его образованность, производительность труда, на политическую сознательность. И в этом отношении современная эпоха также не имеет себе равных в истории. Ускорение социального прогресса — это кумулятивное следствие, слагаемое многих объективных факторов, действующих в истории: наряду с возрастанием роли народных масс и демократизацией общественной жизни они включают в себя раскрепощение личности и увеличение ее свободы, накопление научных знаний и рост технического могущества человека по отношению к природе, вовлечение все более широкого круга народов в международное общение и обмен результатами своей деятельности, интернационализацию социально-экономических, политических и культурных процессов, увеличение средней продолжительности жизни в развитых странах.

По насыщенности политическими событиями и социальными преобразованиями, экономическими переменами и технологическими нововведениями, по интенсивности международного обмена деятельностью в сфере науки и культуры каждый год в начале XXI века смело мог быть приравнен к десятилетию в XIX веке, к столетию в средневековье и античности, к тысячелетию в глубокой древности. В этом уплотнении исторического времени, в сопоставлении с его хронологическими рамками, то есть в «ускорении ритма истории», с очевидностью проявляется стремительное возрастание темпов социального прогресса в ходе поступательного развития цивилизации на нашей планете. Благодаря этому мир уже в первой четверти нынешнего столетия будет еще более разительно отличаться от того, в котором мы сейчас живем, чем наш мир отличается от того, каким он был в начале XX века, а последний — от средневековья. В предстоящие 20–30 лет, как мы вправе ожидать, будет сделано больше научных открытий и технических изобретений, произойдет больше социальных преобразований и экономических перемен, значительных политических событий и изменений в сфере культуры, чем их было за столетие, предшествовавшее XXI веку.

Назад Оглавление Вперед

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector